Собрание важной, нужной, полезной и интересной информации из разных стран мира

Робеспьер. Человек Террора

Робеспьер10 термидора II года по новому революционному календарю (28 июля 1794 по нашему) Максимилиан Робеспьер взошёл по ступенькам на эшафот, стоявший на Площади Революции. Толпа одобрительно ревела, смотря, как он поднимается на постамент и, положенный на доску, ждёт, когда упадёт лезвие. Через несколько секунд он был мёртв. Но кровопролитие на этом не закончилось. В течение трёх последующих дней более 100 друзей Робеспьера, его коллег и сторонников, были прокляты, как предатели, и отправлены на крупнейшую массовую казнь Великой французской революции.

Это событие стало невероятным поворотом судьбы. За 36 часов до этого, Робеспьер был одним из самых влиятельных людей Франции, главной фигурой Революции, которая в 1789 г. уничтожила старый порядок.

Всё изменилось, когда Робеспьер 9 термидора (27 июля) попытался произнести речь в Национальном конвенте – законодательном органе Французской революции. Его прибытие было встречено криками возмущения якобинцев – членов родного для него радикального политического клуба, которые не позволили ему прорваться к трибуне. Мгновеньем позже они приказали его арестовать.

Как ни странно, грехопадение Робеспьера было совсем не удивительно. На самом деле, Робеспьер чувствовал приближение смерти. В ночь перед арестом он выступал в Якобинском клубе – руководящем центре его поддержки, сказав эмоциональной аудитории, что эта речь его «последняя воля и исповедь». Он собирался пожертвовать собой ради революции, которой он посвятил свою жизнь. Его последними словами были: «У вас останется память обо мне, и вы сумеете её защитить».

И всё-таки значение его памяти всегда оспаривалось. На протяжении 220 лет со дня его смерти, мыслители, особенно левая их часть, называли Робеспьера героическим и даже трагическим персонажем. Для других – пожалуй, для большинства – он оставался главным террористом, человеком террора, демоном, чья смерть стала благословением для французского народа.

Имя Робеспьера неразрывно связано с «Эпохой террора» и кровавым угаром начала революции. Террор революционеров принимал различные формы. Самые большие человеческие потери произошли во время Вандейского мятежа в 1793 г. на западе Франции, где контрреволюционеры возглавили восстание крестьян против революционеров. В последовавшей за этим кровавой бойне погибли 250 тыс. повстанцев и 200 тыс. республиканцев.

Террор принимал также формы стихийного насилия со стороны неконтролируемой уличной толпы. Чудовищной вспышкой уличного насилия, – произошедшей в атмосфере нарастающей паники, спровоцированной вероятным наступлением иностранных армий на Париж, – стали Сентябрьские убийства в 1792 г., которые произошли сразу после упразднения монархии. В течение нескольких дней, наспех организованные банды захватили парижские тюрьмы, вытащили заключённых, которых подозревали в «контрреволюции» и забили, словно скот, ножами и пиками прямо на улице. В этом безумии погибло около 1 200 человек, включая священников, женщин и дворян, а также обыкновенных преступников, попавших под горячую руку. Очевидцы описывают груды тел и кровь, текущую по водостокам.

1«Эпоха террора» – позорный период кровопролития, с которым ассоциировался Робеспьер, не была развязана до начала II года (сентябрь 1793), пока Конвент не издал серию принудительных законов, позволивших революционерам «править железной рукой там, где не справляется правосудие».

В течение следующих 12 месяцев погибли тысячи – 2 639 от ножа одной только парижской гильотины. Жертвами становились скромные повара, несчастные жертвы злобных оговоров, придворные, которые однажды побывали на балу в Версале. Одной из таких была престарелая графиня дю Барри, в прежние времена фаворитка Людовика XV. Поднимаясь на эшафот, она напрасно кричала и умоляла равнодушную толпу спасти её.

Но самые драматичные сцены на эшафоте разворачивались, когда жертвами гильотины становились бывшие революционные лидеры. Когда Мадам Ролан, пылкая революционерка и жена экс-министра внутренних дел, взошла на эшафот, она, увидев гипсовую статую Свободы, стоявшую рядом на видном месте, воскликнула: «Свобода, какие преступления совершаются ради тебя!»

В качестве лидера печально известного и могущественного Комитета общественного спасения, дирижировавшего оркестром террора, Робеспьер частично разделял ответственность за действия Комитета. Однако образ тирана, в одиночку подчинившего всю Францию, слишком карикатурен. Решение использовать террор было общим. Робеспьер был одним из 12 членов революционного Комитета, каждый из которых был убеждённым радикалом, сторонником такой же политики.

Один из способов понять, кем в действительности был Робеспьер, – выяснить, каким человеком он был до Революции. А был он провинциальным адвокатом в своём родном городе Аррас на севере Франции. Общество, к которому принадлежал Робеспьер, разительно отличалось от Версаля и парижской знати – циничной, аморальной и двуличной, которую описал де Лакло в своём знаменитом романе «Опасные связи».

2

Адвокат бедняков

robespier_mx

Робеспьер был трудолюбивым, благородным и усердным человеком. Он добросовестно исполнял свои обязанности, взяв на себя бремя забот о младшем брате и сестре после ранней смерти родителей. Он не особенно интересовался политикой – ей вообще мало, кто интересовался – однако, он с явной симпатией относился к бедным и униженным членам общества. Он был известен скорее как адвокат бедняков, чем тот, кто выбирает клиентов на основании их платёжеспособности. Он с сочувствием относился к движению женщин за равные права и был полноценным членом городской общины.

Робеспьеру был всего 31 год, когда началась Революция; он ещё не был женат, хотя и ухаживал за одной или двумя девушками своего круга. Короче говоря, он вёл ничем не примечательный образ жизни. И всё же, он отличался чувством справедливости и симпатией к обездоленным задолго до того, как демонстрация таких взглядов могла стать ему выгодной, с точки зрения политической карьеры революционера.

Революция захватила Робеспьера с самого начала. Как и многие другие, он был опьянён мыслью, что мир, который он знал, может измениться к лучшему. Не желая оставаться в стороне, он был избран членом первого Учредительного собрания. Однако в самом собрании заработать авторитет было непросто. Он был никому не известным депутатом среди 1 200 других. Он не имел ни связей, ни богатства, ни влияния – только умение хорошо говорить. Поэтому он стремился создать себе репутацию выдающегося спикера. Хотя это заняло продолжительное время, Робеспьер оставался настойчивым и сохранял веру в свои силы.

robes6

Робеспьер был радикальным демократом. В отличие от умеренных, которые преобладали в ранние годы Революции, он выступал за то, что все люди должны иметь голос – даже бедняки – и выступал против рабства во французских колониях. Он считал смертную казнь жестоким, варварский наказанием, однако – и это очень важный момент – он делал исключение для предателей, совершивших преступления против своей страны. В таких случаях, считал он, общественное благо могло оправдать их смерть.

Робеспьер постепенно завоёвывал поддержку народа, убеждая, что он на их стороне. Он не шёл на уступки с правящей элитой, его невозможно было подкупить деньгами или предложениями занять влиятельный пост. Он стал известен, как «Неподкупный», за свою прямоту и честность. Конечно, он имел недостатки – он бывал самоуверенным, обидчивым, упрямым – однако, на протяжении большей части его карьеры он отличался политической проницательностью и предостерегал окружающих против яростного экстремизма, из-за которого революцию могли возненавидеть и отвернуться от неё. В отличие от некоторых безрассудных радикалов, он практически до самого конца верил, что монархию следует сохранить. Он был едва ли не единственным, кто высказался против войны с Австрией в 1792 г.; именно этот конфликт привёл к свержению монархии, дестабилизировал ситуацию в стране и столкнул революцию в террор.

Причина преображения Робеспьера была не в каком-то изъяне его характера, а в самой революционной политике. Придя к власти, якобинцы написали самую демократическую, уравнительную и свободную конституцию в истории человечества. Затем они положили её на полку «до наступления мира». Робеспьер не перестал быть демократом. Но он считал, что есть более важные вещи – главной из них было выживание республики. Всё остальное было второстепенно. Летом 1793 г. наметился серьёзный кризис революции. Франция была в состоянии войны с несколькими европейскими государствами. В Вандее шла гражданская война, а в правительстве происходили нападки на якобинцев. Главнокомандующий северной армии Франции Шарль Франсуа Дюмурье решил двинуть армию на Париж, чтобы свергнуть Конвент. Революционеры были окружены со всех сторон. В этой ситуации Конвент самостоятельно проголосовал за принятие жёстких мер, санкционировавших террор в момент крайней опасности для страны.

3Так как в составе Комитета нашлись кадры более подходящие для практической организации террора, именно Робеспьеру суждено было стать человеком, чьи речи обеспечивали законное и моральное оправдание террора, хотя эта роль стоила ему очень дорого. Он стал публичным защитником террора.

Что заставляет идеалистов встать на путь террора? Эта проблема актуальна сегодня ничуть не меньше, чем это было в конце XVIII в. Один из последних биографов Робеспьера, Питер МакФи, склонен считать, что не Робеспьер разрушил Революцию, а революция разрушила Робеспьера.

Чтобы понять, почему Робеспьер и другие революционеры пошли на крайние меры, мы должны разобраться в запутанном и отравленном мире революционной политики II года. Робеспьер, как и его соратники, действовал по убеждению, но также и из страха. Лидеры революции находились под сильнейшим давлением. Все политические деятели, замеченные в нехватке преданности революционному делу или наличии персональных амбиций; все, кто был открыт для коррупции, кто ставил своих друзей выше общественного блага, кто получал деньги от врагов Франции – все они рисковали своей головой. За единством слов и поступков революционеров следили самые строгие наблюдатели. Это мог быть зритель на художественной выставке, уличный зевака, революционный журналист или даже один из его читателей.

Но прежде всего, революционные политики опасались друг друга. Гильотина отбрасывала длинную тень, и из всех причин самой главной был Революционный трибунал II года. Никто не преследовался строже, чем новые лидеры Франции. Оказавшись перед трибуналом, они были обречены: последовательность смены политических фракций фиксировалась ножом гильотины.

4Из всех поступков Робеспьера, сильнее всего запятнала его репутацию та роль, которую он сыграл в смерти двух своих товарищей-революционеров, двух своих близких друзей – Жоржа Дантона и Камилля Демулена. Робеспьер пытался их спасти, но когда пришлось выбирать между друзьями и тем, что он считал безопасностью революции, Робеспьер выбрал последнее. С того момента, как он согласился на их арест, больше не было пути назад и не было пощады. Он использовал свою осведомлённость об их личной жизни, чтобы усилить обвинение против них. А также он поддержал решение арестовать их без предупреждения, чтобы не дать им последнего шанса на защиту.

Возможная интерпретация действий Робеспьера в последние недели жизни, заключается в том, что он находился в состоянии нервного срыва. Определённо, он потерял политическое чутьё. Был ли он «тираном» или не был, однако очень часто его проклинали как «тирана». Он мог бы предусмотрительно арестовать всех своих врагов перед последним обращением к Ковенту.

Вместо этого он вошёл в зал, имея для защиты только речь. Большая часть его обращения состояла из страстного протеста против сомнений соперников в его честности.

Также он размахивал списком якобинцев, которых хотел осудить в ходе следующей чистки. К тому же он отказался назвать их имена, что произвело на аудиторию впечатление, что каждый из них – следующий в очередь на эшафот. Роковой просчёт со стороны Робеспьера. Депутаты Конвента называли его тираном не потому, что его участие в законодательстве привело к Террору, а потому что они боялись, что он может осудить их, как осудил Дантонистов. Они боялись за свои жизни. Как один депутат позже сказал: «Термидор… был вопросом не принципов, а убийства». Выжившие повесили всю вину на Робеспьера, который стал козлом отпущения. Его смерть позволила свернуть Террор и восстановить репутацию тех, чьи руки были по локоть в крови.

Если бы Робеспьер умер в 1792 г., даже в начале 1793 г., мы могли бы вспоминать его, как твёрдого, принципиального человека, вдохновлённого идеалами свободы и равенства. Но он умер не в тот момент. Он продолжил жить, чтобы занять своё место в правительстве, которое использовало террор, он защищал этот террор и, в конце концов, он был уничтожен этим террором.

*********************************************

Автор: Мариса Линтон (Marisa Linton).

Перевод: Игорь Олейник

Оригинал: BBC History Magazine September 2013.

Marisa Linton «Robespierre, the French Revolution's Man of Terror» pp 44-48

-------------------------------------------------------------------------------------------

* — history_club

© content.foto.google.com




Подпишитесь на рассылку новостей блога

Введите ваш электронный адрес:


    
Рейтинг@Mail.ru facebook twitter RSS 18plus
© 2016-2017 День за днём: важное,нужное,интересное || О сайте | Карта сайта | Пользовательское cоглашение | Правообладателям | Контакт
^ Вверх