Собрание важной, нужной, полезной и интересной информации из разных стран мира

Отложенный конфликт: соперничество США и Китая обостряется

Китай-СШАНиколай Белесков | liga.net

18 апреля 2016 информационное агентство Reuters сообщило, что военный самолет КНР впервые приземлился на одном из контролируемых Китаем искусственных островов архипелага Спратли. Эти острова, расположенные в Южно-Китайском море (ЮКМ), являются предметом территориальных споров между КНР, Филиппинами, Вьетнамом, Малайзией и Брунеем. Такие провокационные шаги со стороны КНР в очередной раз обострили противоречия, которые возникли в результате попыток Пекина установить контроль над этой частью мирового океана.

Противостояние между КНР и государствами Юго-Восточной Азии, которых поддерживают США, в течение нескольких следующих лет будет одним из определяющих факторов того, каким будет мировой порядок в XXI веке.

Пекин переходит в наступление

1

Первое приземление военного самолета на искусственных островах, которые КНР создавала в 2014—2015 годах это лишь очередная провокация Пекина в течение этого года. Как свидетельствуют события января—марта 2016, Пекин решил взять курс на ускоренную милитаризацию островов Южно-Китайского моря. Не менее впечатляющей стала недавняя новость о том, что армия Китая не только развернула на спорных с Вьетнамом Парасельських островах противокорабельные крылатые ракеты YJ-62 (радиус поражения 280 км), но и провела тестовые испытания этого комплекса. Именно баллистические и крылатые противокорабельные ракеты, вместе с радарами, которые КНР строит на искусственных островах ЮКМ, а также со спутниковой группировкой, должны создать в прибрежных морях функционирующую зону ограничения и запрещения доступа (A2/AD). Существование такой зоны сделает почти невозможным для США проектирование военной силы в Восточной Азии и будет означать установление региональной гегемонии КНР.

Более того, как недавно стало известно, Пекин планирует начинать работы по преобразованию мелководья Скарборо в полноценные острова, которые также смогут принимать не только самолеты или ракетные системы, но и разместить до 3 ракетных эсминцев Type-052D. Интересно, что контроль над этим мелководьем КНР установила в 2012 году в процессе противостояния с Филиппинами. США тогда способствовали тому, что стороны договорились отвести свои силы от объекта претензий и начать переговоры. Филиппины выполнили условия компромисса, а КНР просто захватила Скарборо.

В случае милитаризации Скарборо, будет создана непосредственная угроза не только для Манилы, которая находится лишь в 180 милях от этого мелководья, но и для большинства американских баз на Филиппинских островах. Более того, существует также предположения о том, что после создания полноценного острова и его милитаризации, КНР может объявить Зону идентификации ПВО над Южно-Китайским морем, так же как это было сделано Пекином в ноябре 2013 года в отношении воздушного пространства над большей частью Восточно-Китайского моря. Другими словами, это будет еще один шаг к полному контролю КНР над ЮВК. Интересно, что о планах по намыву новых островов китайские министры говорят своим американским коллегам открыто во время визитов в США.

Вашингтон медлит с ответом

2



Контуры ответа США на вызов со стороны КНР начали вырисовываться в ходе визитов министра обороны США Эштона Картера в Индию (12-14 апреля) и Филиппины (15-16 апреля). Глава Пентагона подписал в Нью-Дели документ под названием Logistics Exchange Memorandum of Agreement, который дает возможность сторонам использовать порты и другие военные объекты друг друга. Кроме того, во время визита шла речь о возможности начала совместного производства американских самолетов F/A-18 Super Hornet, который является на сегодняшний день основным боевым самолетом ВМФ США. Такое заявление стало логическим продолжением заявления, которое сделал американский адмирал Ричардсон во время визита в Индию в феврале 2016 года — о возможности предоставления США помощи Индии в создании современных авианосцев. Развитие ВМФ Индии отвечает интересам США, ведь это позволяло бы поддерживать баланс сил в Индийско-Тихоокеанском регионе и сдерживать КНР.

Однако ситуация с укреплением отношений между США и Индией для противодействия вызову КНР выглядит не так радужно, если начинать изучать детали. Прежде всего, соглашение о возможностях взаимного использования логистических объектов разрабатывали более 10 лет. Да и само название соглашения было изменено по требованию Нью-Дели. Привычное название для таких договоров — Logistics Support Agreement — по мнению индийской стороны отражало бы то, что между Вашингтоном и Нью-Дели установлены союзные отношения. Более того, в феврале 2016 Индия поспешила опровергнуть заявление, которое тиражировало агентство Reuters, о том, что Нью-Дели и Вашингтон планируют проведение операций по поддержанию свободы мореплавания в Южно-Китайском море. Именно эти операции, которые США уже 2 раза проводили в октябре 2015 и январе 2016 года, рассматриваются Белым Домом в качестве основы противодействия политике КНР по установлению гегемонии в ЮКМ. Поэтому американские эксперты продолжают сомневаться в том, насколько успешно США удастся привлечь Индию для сдерживания КНР. Шаги Нью-Дели свидетельствуют о том, что Индия хотела бы и дальше сохранить стратегическую автономность и балансировать между двумя главными антагонистами Индийско-Тихоокеанского региона.

Визит Эштона Картера в Манилу происходил на фоне того, что двум сторонам удалось в марте 2016 подписать соглашение о возможности использования американцами 5 баз на Филиппинах на ротационной основе. Кроме того вооруженные силы двух стран скоро начнут совместные воздушные патрулирования над Южно-Китайским морем — США решили на ротационной основе разместить 6 самолетов (5 из них это штурмовики А-10) и 3 вертолета на базе ВВС Кларк. Более того Эштон Картер посетил во время визита в Манилу американский авианосец USS John C. Stennis (CVN-74). Авианосец участвовал в совместных учениях с вооруженными силами Филиппин. Этот корабль посетил Филиппины уже второй раз менее чем за два месяца, что является прямым подтверждением серьезности намерений Вашингтона по реализации союзнических обязательств в соответствии с соглашением 1951 года. Но и в данном случае ситуация складывается не в пользу США, несмотря на активные дипломатические шаги Вашингтона. Проблема в том, что все действия США до сегодняшнего времени не заставили КНР отказаться от стратегии создания искусственных островов в Южно-Китайском море с их последующей милитаризацией. Наоборот, как уже упоминалось выше, КНР закончив создание рукотворных остров в архипелаге Спратли, решила перейти к превращению мелководья Скарборо в новый искусственный остров.

Все действия США до сегодняшнего времени не заставили КНР отказаться от стратегии создания искусственных островов в Южно-Китайском море с их последующей милитаризацией.

Становиться понятно, что отказ КНР изменить нынешний курс требует качественно новых шагов США в ответ, чем те, которые были сделаны до этого. Однако здесь начинается самое интересное. 6 апреля 2016 профильное американское издание Navy Times сообщило о том, что между политическим и военным руководством США существуют серьезные противоречия относительно того, каким должен быть ответ Вашингтона на вызов со стороны КНР. Так, как стало известно, командующий Тихоокеанского командования США (PACOM) адмирал Гарри Харрис пытается убедить Белый Дом о необходимости усиливать военное компонент общей стратегии сдерживания КНР. Такие предложения довольно логично — только симметричное наращивание военного присутствия США в Юго-Восточной Азии позволит нивелировать результаты военного строительства КНР в регионе. Иными словами Вашингтон мог бы использовать логику «дилеммы безопасности» против КНР, демонстрируя, что каждое наращивание военной мощи будет сопровождаться соответствующими шагами США, что тем самым будет не усиливать безопасность и позиции Пекина в регионе, а ослаблять их. Только таким образом можно было бы эффективно противодействовать КНР. Конечно, наращивание США военного присутствия в ЮВА несет угрозу начала гонки вооружений и возникновения конфликта. Но, как показывает практика той же Холодной войны, оппоненты США сначала должны почувствовать всю бесперспективность бряцання оружием. Только после этого они были готовы на реальные переговоры по поиску взаимовыгодного компромисса.

Однако в Белом Доме такие предложения адмирала Харриса встретили не просто враждебно, но, как оказалось, советник по национальной безопасности президента США Сюзан Райс в конце марта 2016 способствовала появлению приказа, запрещающего американским военным делать любые существенные заявления по проблематике противодействия КНР в Южно-Китайском море. Как полагают, делалось это специально, ведь 31 марта 2016 Барак Обама провел переговоры с Си Цзиньпином. Эти переговоры были чрезвычайно важны для нынешнего главы Белого Дома, ведь президент США заручился поддержкой лидера КНР в подписании Соглашения о противодействии изменениям климата (состоялось 22 апреля 2016 года) и противодействия ядерным/ракетным амбициям КНДР. Иными словами, высшее политическое руководство США сознательно принесло в жертву проблематику противодействия КНР в Южно-Китайском море для получения помощи в других вопросах. К слову, противодействие изменениям климата Барак Обама рассматривает как часть своего внешнеполитического наследия. Противодействие КНР к приоритетам нынешнего главы Белого Дома фактически не принадлежит. В то же время в Пекине эксплуатируют тот факт, что Барак Обама не является сторонником силовой политики в международных отношениях, и поэтому идут на дальнейшую эскалацию противостояния пока 44-й президент США возглавляет Белый Дом.

Промежуточные выводы

3

Сегодня в противостоянии между США и КНР ситуация складывается не в пользу Вашингтона. Политика Пекина по созданию новой реальности требует неотложных асимметричных и симметричных шагов Вашингтона, которые бы заставили китайское политическое руководство отказаться от милитаризации островов в Южно-Китайском море. В то же время администрация Барака Обамы не демонстрирует особого желания принимать радикальные шаги по противодействию КНР, а ограничивается половинчатыми мерами, которые не дают необходимого эффекта. Более того, в политике США прослеживается реактивность — то есть КНР имеет возможность определять правила игры в Южно-Китайском море, что дает ей дополнительные рычаги влияния. Все это происходит на фоне того, что борьба за правила игры в Южно-Китайском море вошла в решающую фазу. В скором времени для того, чтобы исправить ситуацию, каких-либо шагов Вашингтона может быть мало и они могут быть сделаны поздно — too little, too late, как об этом говорят американцы.

-------------------------------------------------------------------------------------

© content.foto.google.com




Подпишитесь на рассылку новостей блога

Введите ваш электронный адрес:


    
Рейтинг@Mail.ru facebook twitter RSS 18plus
© 2016-2017 День за днём: важное,нужное,интересное || О сайте | Карта сайта | Пользовательское cоглашение | Правообладателям | Контакт
^ Вверх