Собрание важной, нужной, полезной и интересной информации из разных стран мира

Новые «демоны» Америки и второе пришествие неоконов

Ужас выборов «Клинтон против Трампа» малость ошарашивает любого, кто обращает на них внимание.Автор: Эндрю Левин

Ужас выборов «Клинтон против Трампа» малость ошарашивает любого, кто обращает на них внимание. Попробуй тут не обрати внимания – каждого, если не зацепят в социальных (на самом деле анти-социальных) сетях, то настигнут «новости» и комментарии, несущиеся из каждого утюга. Лицемерие зашкаливает.  В разгар всего этого американская система пропаганды, та, которой якобы не существует, потеряла разум  – бросившись в наступление на RT America (ранее Russia Today).

Любой, кто полагается на то, что говорят The New York Times, или The Washington Post, или NPR, или, того хуже, CNN или MSNBC, чтобы выяснить, что стряслось – или, скорее, то, что охранители статус-кво хотят внушить людям, о том, что происходит (и «приспособленное для печати») – и у кого есть также доступ к RT America на спутниковом ТВ либо нескольких кабельных станций, или кто, преодолевая препоны, смотрит этот канал в Интернете, поймёт, что я имею в виду.

RT America является лучшим источником новостей и комментариев, чем лучшие из американских, и на много порядков. Он и менее предвзятый.

Российское правительство финансирует его, но это не определяет его исходящую пропаганду – если не говорить о том, что всё, финансируемое государством, является пропагандой по определению. RT America больше похожа на BBC или CBC, чем, скажем, на «Радио Свободная Европа».

The New York Times и прочие, за исключением NPR («Национального Общественного Радио»)  не получают государственного финансирования – свои деньги они получают с рекламодателей. Поэтому они извергают тонны коммерческой пропаганды.  NPR поступает так же – не в соответствии с юридическими фикциями собственного изобретения, согласно которым рекламодатели стали «подписчиками», но в реальности.

Американская общественность, состоящая из индивидуумов, которых с рождения учат почитать невидимую руку рынка и презирать видимую руку государства,  не может поставить им это в вину. Вот первая причина, почему мысль о том, что американская «свободная пресса» является системой пропаганды, встречается в штыки.

Однако «по плодам их узнаете их». Единственное, чем можно опровергнуть то, что свободная американская пресса выдаёт пропаганду это, опять же, только её название.

Это всегда становится ясным со временем, когда это больше уже не имеет значения. Например, антикоммунистическая пропаганда 1950-х годов, один из основных продуктов респектабельных изданий того времени, сегодня смотрится как полный и окончательный трэш.

Если мир переживает экологическую катастрофу и войны Хиллари Клинтон, по прошествии времени он будет таким же в приличных новостных источниках и комментариях современного периода.

Конечно, журналисты, работающие в корпоративной медиа-сфере, всё-таки на самом деле делают важную работу; и традиция публичных разоблачений,  гордость американской журналистики, не умерла даже там. К тому же корпоративные новостные издания могут быть, и часто действительно критически настроены к американским правящим властям.

Но существуют темы монументальной важности, которые являются табу, поскольку на этом настаивают влиятельные круги с политическими связями.

Кроме того, разоблачительная журналистика такого рода, которая может мешать видным охранителям статус-кво, игнорируется насколько возможно, и из информаторов-разоблачителей делают преступников, когда игнорировать их невозможно.  Джулиан Ассанж из «Викиликс» это самый известный пример, но есть и многие другие. Спросите Эдварда Сноудена или Челси Мэннинг, или Томаса Дрэйка, или Джона Кириаку, среди бесчисленных других.

Но даже с учётом того, до чего мы докатились, привыкнув считать это нормой, изображать RT America в виде ловко сделанной версии того, что американцы считают машиной пропаганды советской эпохи, какой она являлась в былые времена, это поистине поразительно.

И особенно возмутительно, когда инициативу в этом берёт на себя  Washington Post.

В последнее время всякий раз, когда финансовые круги, которые скармливают американцам новости, находят целесообразным состряпать или раскрутить какую-то пропагандистскую сказку, считайте, что Post будет в первых рядах,  делая всё, что в её силах, чтобы способствовать делу. Если не в других отношениях, то уж в этом-то она primus inter pares, первая среди равных.

Но существуют темы монументальной важности, которые являются табу, поскольку на этом настаивают влиятельные круги с политическими связями.

Колебаться с линией партии – это едва ли ни единственное, на что годны её колумнисты.

Для возрождения  пропаганды «свободного мира» в стиле 50-х на полном серьёзе Энн Эппельбаум всегда готова. Но вряд ли она одинока. Даже «либералы» – Дана Милбэнк, например, или Дэвид Игнатиус, Юджин Робинсон и Э.Дж. Дайонн – на всех них тоже можно рассчитывать как на верную пехоту в обслуживании того, что большевики некогда называли «генеральной линией», чем бы это ни было в данное время.

Хотя, если  хотите  увидеть неприкрытое подобострастие, сначала взгляните на другие разделы этой газеты.  И. Ф. Стоун когда-то сказал, что необходимо прочитывать всю Post от начала до конца, потому что всегда непонятно, где именно находится главная тема.  Владельцы сейчас другие, но есть вещи, остающиеся неизменными.

К примеру, до сих пор самое постоянное – а также самое глупое – это нападки на RT America, которые опубликовала Post в прошлую субботу в разделе «Стиль» 10 сентября, в статье Адама Тэйлора и Пола Фархи об интервью Ларри Кинга с Дональдом Трампом. Оно было передано по RT America.

Всякий, кого интересует генеральная линия России и Владимира Путина по состоянию на прошлую неделю, может всё это найти, тщательно зафиксированное, прямо с места событий.

У всех корпоративных СМИ, не только у The Post – есть один изъян, который RT America выставляет на всеобщее обозрение.

Быть может, здесь замешана зависть; RT America публикует лучшее, что есть у её журналистов, чтобы  заставить нас краснеть. Однако нет смысла докапываться: скептики могут просто прочитать, что пишут наши СМИ, или послушать, что они говорят, и потом сличить и сравнить.

Всегда важно обратить внимание, как корпоративные СМИ преподносят реальность, но всё это  точно  не новость.  На это указывалось бесчисленное число раз на протяжении многих десятилетий; доказательств выше крыши.

Новизна в том, однако, когда способ, каким это делается, особенно нагляден.  Этот последний эпизод один из таких случаев.

Само по себе интервью Трампа, ничем не примечательно, проблема в том, что оно было передано каналом, финансируемым российским правительством.

Большинство американцев никогда не слышали о RT America. А как они могли это делать – система пропаганды замалчивает её, всего несколько каналом её транслируют, а «говорящие головы» в ведущих СМИ про неё не упоминают. Но когда дело коснулось Трампа, об игнорировании существования RT America не могло быть и речи.

И поэтому последовало поливание грязью. Сами СМИ не начали бы этого, если бы не были вынуждены; они бы лучше продолжали бы делать вид, что RT America нет. Время покажет, откуда тут растут ноги.

Так или иначе, этот случай стоит обсудить – потому что демонизаторы, невольно и, возможно, всё ещё не понимая этого, дают ясное представление о трёх самых заметных патологиях сегодняшней политической сцены.

Патология №1: Императив демонизации

ИмперативВ этом нет ничего чего-то особенно нового; по меньшей мере со Второй Мировой войны режим полагался на демонических врагов, чтобы запугивать граждан, чтобы сплотить их вокруг себя. Когда таких врагов под рукой не было, он их создавал.

[Чтобы меня правильно поняли – я использую слово «режим» так, как это принято в не пропагандистской политической теории: для обозначения политико-экономических систем. Корпоративные СМИ используют этот термин по-другому – для уничижительного определения правительств, находящихся не в фаворе у Вашингтона. Для этих СМИ правительство в Сирии это «режим»; правительства государств-союзников  и клиентов Соединённых Штатов, а уж тем более самих Соединённых Штатов не называют так никогда. Строго говоря, в употребляемом мной смысле ни одно из них режимом не является; но, как правительства, все они это неотъемлемая часть возглавляемых ими режимов.]

В Соединённых Штатах, когда шла Холодная война, поддержку для режима организовать было легко: всегда был под рукой Безбожный Атеистический Коммунизм.

Однако это становилось всё труднее, даже прежде чем Михаил Горбачёв сделал очевидной для всех надуманность, стоящую за бормотанием Рональда Рейгана об «империи зла».

Ко времени, когда в 1989 году коммунистический порядок в России и Восточной Европе закончился, коммунизм был уже в прошлом, и русские люди, во всяком случае, серьёзная их часть, обратились к религии. К 1991 году, когда распался сам Советский Союз, Безбожный Атеистический Коммунизм классического периода Холодной войны превратился в мёртвую букву.

Невольно и фатально, Саддам Хусейн, изменчивый актив Американской империи  на Ближнем Востоке, пришёл на помощь – вторгнувшись в Кувейт и потерпев там унизительное поражение от рук американской «коалиции желающих».

Быть может, эмиссары папы-Буша подкинули ему идею захватить Кувейт и науськивали его: быть может, он додумался до этого сам и не нуждался в поощрении.

Как бы то ни было, хоть и потерпев поражение, он остался у власти – на этом настоял Буш. Очевидно, папа понимал то, чего не понимали сын и де-факто регент сына, Дик Чейни – что конец правления Саддама приведёт к хаосу, за которым последует катастрофа.

Саддам был как раз тем, что доктор прописал, а злобный диктатор, которого можно было выставить страшным пугалом, было дополнительным преимуществом.

На протяжении целого десятилетия, когда администрация Клинтона держала народ Ирака под убийственным режимом санкций, ответственным за преждевременную смерть более полумиллиона человек, Саддаму приходилось играть роль, которую ранее  играла коммунистическая «угроза».

У него были и соперники, такие же омерзительные – Усама Бен Ладен,  к примеру – но, благодаря эффективной пропаганде, даже Усама не был так страшен для большинства американцев, как Саддам в лучшие времена. Это устраивало семейство Бушей – у них был незавершённый бизнес с ним и его «режимом».

И даже при этих условиях Бен Ладен почти вытеснил Саддама с первого места после 9/11. Он был лучшим материалом для создания пугала.

И поэтому Буш Младший, подталкиваемый Чейни, покончил с Саддамом – заботясь о семейном бизнесе, и в то же время сохраняя нишу для пугала занятой.

Можно усомниться, действительно ли «партия войны» думала, что она делает: покончив с Саддамом, она лишала себя демонической фигуры, польза которой была всеми признанной.

Очевидно, убивать полезных врагов это ошибка, к которой склонны второразрядные и третьеразрядные политики: вспомним, например, о Хиллари Клинтон и Муаммаре Каддафи.

Разница в том, что бушевское «миссия выполнена» было откровенной глупостью, даже с учётом источника, в то время как «мы пришли, мы увидели, он умер» Хиллари даёт возможность разглядеть моральную гниль, присущую душам «гуманитарных интервенционистов».

По прошествии лет  даже самым напуганным американцам стало ясно, что Усама Бен Ладен, скрывающийся где-то в самом отдалённом закоулке мира, выдохся. Срок его годности истекал.

И поэтому, с приближением выборов 2012 года, Барак Обама счёл целесообразным приказать «Морским котикам», своей собственной «Корпорации убийств», ликвидировать это дежурное пугало. Затем он приказал своим агентам «публичной дипломатии» представить это как блестяще организованный героический рейд,  что, как нам сейчас известно, было не так.

Бедный Обама. Бедная мадам Госсекретарь Клинтон. Система пропаганды не терпит пустоты и с убийством Бен Ладена, как раз к этому они и привели.

На этот раз никакого Саддама Хусейна под рукой не случилось, и в сегодняшнем мире хороших, «качественных» демонов почти не отыскать.

Ну, не совсем уж так – в дальних краях их более чем достаточно. Проблема в том, что до них не добраться.

В более справедливом возможном мире, Беньямин Нетаньяху был бы превосходным демоном; а в его кабинете полно сторонников этнических чисток, даже ещё более злостных, чем он. Однако в реальном мире премьер-министр Израиля владеет Конгрессом – и, независимо от того, насколько откровенно он посылает американского президента, Обама слишком стесняется поставить его на место, несмотря на то, что все карты у Обамы на руках.

В сущности, Нетаньяху и др. могли бы подойти на роль какого угодно демона – но этого не может быть никогда, покуда от политического класса Америки хоть что-то зависит.

На деле республиканцы и демократы соревнуются, какая из партия сможет предоставить израильской армии пакет помощи побольше. В настоящее время, это этнократическое государство получает примерно 3.1 миллиардов долларов ежегодно. Обама хочет повысить эту сумму в следующие десять лет, начав с 3.3 млрд. долларов в 2018 году. Председатель подкомитета Сената по ассигнованиям республиканец Линдси Грэхем, контролирующей бюджет помощи зарубежным государствам,  считает, что этого недостаточно, и потому придерживал сделку.



И вот сейчас договор заключён. В следующие десять лет Израиль получит 38 млрд. долларов – пакет военной помощи, беспрецедентный в американской и мировой истории. Поразительно!

Нетаньяху извлекает пользу из американского акцента и американского среднего и университетского образования; и он назначает американцев своими эмиссарами в Соединённых Штатах. Не удивительно, что он нравится таким, как Линдси Грэхем. Не всем потенциальным демонам так везёт. Арабам особенно не везёт – или, скорее, свезло бы, но за нефтяные деньги.

Саудовская Аравия и другие монархии Залива возглавляются реакционными автократами, точно такими же мерзкими, как и Нетаньяху, и даже более склонными попирать базовые принципы политической морали. Их лидеры просто кандидаты на роль демонов из отдела кастинга. Но их судьбы настолько тесно переплетены с судьбами ведущих американских капиталистов, что даже при отсутствии действующего аналога израильского лобби система пропаганды не может их затронуть.

Владимир Путин – это другое дело.

Бараку Обаме, конечно, лучше знать: Путин выручил его из нескольких переплётов, в которые его втравили его клинтонообразные советники.

Дональду Трампу это тоже известно – видно, он имеет какое-то представление, если хвалит силу Путина и сравнивает её со слабостью Обамы.

Но вряд ли дело в этом. Путин более автократичен и менее «политически корректен», чем Обама,  а Трамп не только «недостойный» американец, которому такое нравится.

Но, в отличие от многих дипломатов Обамы и его бывшего всесильного Госсекретаря, у него в самом деле есть понимание, как работает дипломатия, и некоторая стратегическая проницательность.

Кроме того, у него есть большее уважение к международному праву, чем демонстрировал долгое время ряд американских президентов, включая Обаму.

Международное право запрещает захватнические войны; как не раз говорено, это самый фундаментальный принцип. Поэтому в озвучиваемой в западных СМИ версии, самый вопиющий пример злодеяний Путина это захватническая война, якобы развязанная им против Украины.

Конечно, в реальности иначе – Соединённые Штаты и другие западные страны упорно пытались втащить Украину в американскую сферу влияния, а реакция России долгое время была в значительной степени, хотя и не полностью, оборонительной. Однако демонизаторы не намерены уступать досадным фактам, стоящим у них на пути.

Никогда корпоративные издания не упомянут и о том, что Нобелевский лауреат Обама начал по меньшей мере четыре таких войны – в Сирии, Ливии, Йемене и Сомали – и продолжил другие, в Ираке и Афганистане.

Не имеет значения: Путин это «плохой парень», в то время как Обама, как американец, по определению на стороне ангелов.

Нельзя отрицать, что у Путина есть непривлекательные стороны: он капиталистический вероотступник, и, хотя, наверное, никого лично не отравил и не облучил, как утверждают западные пропагандисты, он не с такой щепетильностью уважает верховенство права в своих разборках с внутренними врагами, как делает это на международной арене.

И даже при этом по сравнению с Нетаньяху и саудовским королём Салманом он ангел. И он уж точно не хуже, чем многие из дражайших союзников Американской империи в других странах.

В любом случае качества Путина в смысле пригодности его для демонизации почти не имеют отношения к причинам, по которым его демонизируют.

Кто-то должен стать пугалом, а подходящих кандидатур вокруг не так уж много. Но чтобы объяснить тот факт, что Путин в последнее время превратился в «дежурного демона», необходимо рассмотреть ситуацию шире, и не только эту неотложную потребность.

Патология №2: Второе пришествие неоконов

неоконГенри («Краснобай») Джексон, сенатор-демократ от штата Вашингтон – или, как принято говорить, от корпорации «Боинг» – был духовным отцом движения неоконсерваторов.

Вплоть до своей смерти в 1983 году он агрессивно пропагандировал интересы армии и отраслей промышленности, от которой армия зависит, и был пламенным рыцарем Холодной войны. Кроме того, он был одним из самых страстных сионистов в официальном Вашингтоне. Ему не было необходимости передавать эти ценности своим духовным наследникам – они уже всецело были ими проникнуты.

В 1980-е и 1990-е эти наследники, уже не демократы и никогда полностью не выходившие из фавора, выжидали своего времени, развивая свои связи с ведущими республиканцами – такими как Дональд Рамсфельд и Дик Чейни.

Отчасти благодаря этим зацепкам, их момент настал, когда началась «Война с Террором». На протяжении доброй части эпохи Буша они довольно хорошо продвинулись.

После прихода на свой пост Обаме следовало бы очистить правительство от их влияния. Он пытался, но только вполсилы. Некоторые из самых видных неоконов отступили обратно в «мозговые центры» правых, откуда пришли, но их эпигоны усидели на местах.

Целью неоконов было свести Россию к рангу третьестепенной державы. Они очень близко подошли к исполнению своего желания в годы правления Ельцина, не благодаря тому, что делали или заставляли делать американское правительство, но из-за того, что бросок России в объятья капитализма был столь плохо продуманным, исторически реакционным, резким и неуклюжим.

Ну, всё это уже древняя история. Как и должно было произойти, российская власть со временем возродилась – достаточно для того, чтобы снова сделать страну серьёзным геополитическим противником Соединённых Штатов, а также препятствием на пути Американской империи.

Для удержания американского доминирования неоконы отстаивали идею о приближении НАТО прямо к российским границам – сначала путём включения в свой «загон» бывших восточноевропейских «сателлитов» Советского Союза, а затем изо всех сил стараясь сделать то же самое с бывшими советскими республиками.

Всё это было прямым нарушением обещания, которое Рейган дал Горбачёву – ну и что здесь такого?  В любви (неоконов она не заботила) и на войне все средства хороши.

Усилия Запада по втаскиванию Украины в орбиту НАТО чётко иллюстрируют стратегию неоконов.

Широко распространённая на Западе версия гласит, что Россия – возглавляемая злобным Путиным – стоит за всеми тамошними проблемами. Со временем, конечно, станет ясно, что, в сравнении с госдеповскими махинациями ролью Кремля едва заметна – американская система пропаганды опять же перевернула всё с ног на голову. Однако к тому времени может оказаться уже поздно; так обычно и происходит.

Патология №3: Хиллари

ХиллариЧто-то очень неправильное происходит с политической системой, способной сделать Дональда Трампа вторым самым вероятным кандидатом в президенты Соединённых Штатов. Его шансы почти нулевые, но шансы всех остальных ещё хуже.

У Хиллари шансы превосходны – всё, что ей требуется, это оставаться ходячей, а, может быть, даже и этого не надо. В этом тоже есть что-то глубоко неправильное.

Хиллари, которая начинала свою карьеру как «девочка» Голдуотера, похоже, таила в себе неоконовские наклонности с самого начала – несомненно, задолго до того, как осознанная неоконсервативная идеология оформилась.

По изложенной ею самою собственной биографии она стала «прогрессивным прагматиком» в колледже – вовсе не радикальным, но близким к ним. Когда она училась в Уэллсли и на юридическом факультете Йеля, левый радикализм – это было круто, а Холодная войны и антикоммунизм – нет.

В правление Рейгана всё изменилось, изменилась и Хиллари. Это было не просто вопросом «выживания внутри системы», по известному выражению  нашей будущей жены Первого Мужа. Как Первая леди консервативного южного штата, она вряд ли могла себе позволить пожертвовать всеми пёрышками.

Хиллари не собиралась и возвращаться к своим взглядам времён Голдуотера. Но в «дивном новом мире» рейгановской Америки, она  могла дать большую свободу своей любви к взглядам, которых она придерживалась в  университете.

Война с Террором привела к власти неоконов, но её взгляды на мир  продвигались с семидесятых, и продолжали продвигаться, даже когда на смену Чейни и Буша пришёл Обама.

Сейчас, когда Хиллари придёт на смену Обаме, у Чейни наконец-то появится преемник. Поэтому бойтесь! Президент-неокон, окружённый советниками-неоконами – это бомба замедленного действия.

Россия, в конце концов, ядерная держава. Трампа импульсивен, как подросток; ни один человек в здравом уме не хочет увидеть его палец на ядерной кнопке. Но Хиллари, без сомнения, столь же опасна – не потому, что у неё темперамент выключен, а потому что политика у неё такая.

Опасность не только в том, что она возродит Холодную войну – её уже возродили. Опасность в том, что, провоцируя Россию, она переведёт Холодную войну в горячую.

Рейган был старчески болтливым легковесом, но, по крайней мере, он знал достаточно, чтобы подальше держаться от политики, рассчитанной на провоцировании русского медведя. Даже «Краснобай» Джексон это понимал. Духовные наследники Джексона более безрассудны.

К счастью, когда в кармане у США имелись Чейни и, следовательно, Джордж У. Буш,  Америка слишком была отвлечена Афганистаном и Ираком, чтобы ринуться прямиком в пропасть.

Сейчас американцы уже несколько привыкли  к постоянной войне.

Если бы только «президент Дрон» мог остаться! Хиллари ближе по духу к Чейни, чем к человеку, который был настолько глуп, чтобы сделать её госсекретарём. Миру будет не хватать его нерешительности.

Может,  Хиллари нравится играть с огнём? Или она просто не замечает опасности? Каков бы ни был ответ, демонизировать лидера России для неё также естественно, как восхвалять его «силу» естественно Трампу.

Если какой-нибудь демократ и может проиграть Трампу, то это Хиллари – настолько она некомпетентна. Команда Хиллари, наряду со многими сторонниками меньшего зла, должна осознать это на каком-то (не совсем сознательном) уровне. Чем ещё можно объяснить их порыв отожествить Дональда с «демоном текущего момента»?

Хиллари может получить хороший отрыв в гонке с Трампом. А поскольку публика отождествляет Трампа с человеком, которого система пропаганды превратила в Воплощение Зла, она получает дополнительную поддержку.

И поэтому сейчас, впервые за десятилетия, система пропаганды, созданная для охоты за «красными», раскручивается на полную катушку. Какая жалость для неё, что те, на кого она нацелена, это никакие не «красные» – и даже рядом не стоят. Но у кого есть время разбираться в подобных тонкостях, когда выборы на носу?

Если можно ассоциировать современную Россию и Владимира Путина с Советским Союзом прошлого, тогда чёрт с ней, с абсурдностью этого – полный вперёд! И если, поливая грязью отличную работу, которую делает RT America, можно каким-то образом замазать этим Трампа, то почему бы не пойти и на это?

Это тошнотворное зрелище. Но во многом именно так и происходит: чем больше свобода слова становится лекарством для злоупотреблений свободой слова, тем больше правдивая и качественная журналистика становится самым лучшим лекарством для борьбы с системой пропаганды, которая под эгидой Хиллари может из просто ужасной и полной политических запретов, превратиться в предельно опасную.

Как знает всякий, кто имеет возможность смотреть его на регулярной основе, канал RT America выдаёт качественный продукт, и почти с таким же успехом ему удаётся  выводить из себя американское ТВ. Это может быть частью решения проблемы.

Всё ещё не верите? Тогда, если у вас есть возможность, включайте – смотрите, слушайте и убеждайтесь сами.

horizontal-line

ДЛЯ СПРАВКИ: Неоконсерватизм (англ. neoconservatism) — идеология той части консервативных политиков в США, которые выступают за использование экономической и военной мощи США для победы над враждебными к США режимами и установление в этих государствах демократии. Это направление появилось в начале 1970-х годов в рамках Демократической партии в связи с тем, что часть демократов была не согласна с недовольством большинства демократов войной во Вьетнаме и выражала скептицизм в отношении социальных программ «Великого общества». Хотя неоконсерваторы в целом являются сторонниками свободного рынка, они менее склонны возражать против вмешательства государства в жизнь общества (в частности, против увеличения налогов), чем традиционные консерваторы. В современной литературе и журналистике за приверженцами неоконсерватизма прочно закрепился термин «неокон».

---------------------------------------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Фото носят иллюстративный характер




Подпишитесь на рассылку новостей блога

Введите ваш электронный адрес:


    
Рейтинг@Mail.ru facebook twitter RSS 18plus
© 2016-2017 День за днём: важное,нужное,интересное || О сайте | Карта сайта | Пользовательское cоглашение | Правообладателям | Контакт
^ Вверх